29 сентября 2021

Цифровая школа: ближайшее будущее или утопия

Бизнес уверен, что цифровизации процесса образования в школах мешает отсутствие денег и стратегии. В школах же убеждены, что проблема в отсутствии понимания эффективности использования цифры в педагогическом процессе.

В период пандемии цифровизация индустрии образования резко ускорилась. Но далеко не все эксперты уверены, что экстренные меры, предпринятые как на государственном уровне, так и отдельными учебными заведениями, пошли на пользу участникам образовательного процесса. Как показала дискуссия «Школьное образование: время для цифровизации?», организованная РБК Петербург, проблем и сомнений пока больше, чем уверенности в светлом будущем цифровых технологий в школах.

Лоскутная цифровизация

Как рассказал менеджер по работе с ключевыми клиентами компании Logitech Константин Ишмамедов, во время пандемии действительно вырос интерес школ к оборудованию, с помощью которого можно организовать обучение детей в удаленном режиме. Однако при взаимодействии выяснилось, что есть большая проблема: бюджетным учреждениям неоткуда взять деньги на цифровизацию.

«Конечно, есть школы-счастливчики, которым удалось найти спонсоров — и это не только в столицах, но и в ряде регионов — например, в Якутии. Помогали школам и госструктуры, и крупные предприятия, и даже индивидуальные предприниматели. Но все же так повезло не всем школам. А ведь речь шла не про миллионы, а про сотни или даже тысячи рублей. Увы, но если другие отрасли могут цифровизироваться за счет нацпроектов, то в образовании все не так позитивно», — объясняет Константин Ишмамедов.

Директор по цифровой трансформации Huawei Enterprise Eurasia Александр Криницин видит главную проблему в отсутствии единой глобальной стратегии цифровизации отрасли. Между тем, опыт других стран демонстрирует, что такой подход эффективен. «В Китае реализуется стратегия «3+2», где за цифрой 3 скрывается подключенная школа, подключенный класс и подключенный ученик, а за двойкой — платформы управления контентом и страной. Поэтому даже в захудалой провинции цифровизация идет по модели ГЧП: в школу поставляются не только умные доски, но и создается Wi-Fi-инфраструктура, обеспечивается необходимый контент», — рассказывает эксперт.

Без учета пользователя

В России же цифровизация идет очень хаотично: кто-то вбросил отдельное решение на рынок, успел его продать ряду школ, а дальше хоть трава не расти, отмечает Александр Криницин. Так что даже если на решение нашлись деньги, не факт, что оно будет эффективным — да и использоваться в принципе.

По словам директора по развитию Дневник.ру Юрия Бойко, препятствием для внедрения цифровых технологий в образовании является формальный подход к этому процессу: на бумаге отчитываются о достижениях, а по факту их нет.

«Самый простой пример — это электронный журнал. На уровне отчетов департаментов и комитетов все выглядит хорошо, школа докладывает о внедрении, но учителя решением не пользуются, поэтому родители жалуются на отсутствие оценок и домашнего задания, — объясняет Юрий Бойко. — Причина такого положения дел — в неудобстве внедряемых решений для пользователя. Если к этому добавить еще и отсутствие доказательств помощи технологий в образовательном процессе, настороженное отношение учителей к цифре и даже ее отторжение выглядят закономерностью».

Именно это, по мнению эксперта, можно считать и причиной того, что дальше пилота многие проекты не идут: учителей попросили протестировать технологию, они сделали пару попыток — и забыли про нее. Единственный вариант решить проблему: прислушиваться к мнению учителей и внедрять только те решения, которые удобны и доказали эффективность.

Руководитель направления «Образование» компании «Нетрика» Ольга Романова весомым сдерживающим фактором считает порой завышенные требования по защите информации: «Они часто становятся камнем преткновения в вопросах, которые мы можем решить здесь и сейчас, но мы утыкаемся в ограничения, на решение которых могут потребоваться годы». Также мешает процессу несоответствие федерального законодательства реалиям конкретного города — например, Петербурга.

Цифра — инструмент, а не цель

У руководителей школ другой взгляд на проблемы. Так, директор Президентского физико-математического лицея № 239 Максим Пратусевич считает, что не хватает понимания педагогической целесообразности применения цифровых технологий — и это не российская, а мировая проблема. Школы могут внедрить любое решение, если будут понимать, чем и как оно помогает процессу обучения: цифровизация должна проводиться только в том случае, если она помогает образовательному процессу.

«Типичный пример: в 2012 году мы апробировали электронные учебники. Компанией, производящей эти учебники, владел наш выпускник, поэтому у нас были максимально привлекательные условия входа в технологию. И он даже готов был доработать решение под наши запросы, но мы не могли сформулировать, что именно позволит повысить эффективность педагогического процесса», — объясняет Максим Пратусевич. Эксперт не видит ничего дурного в том, чтобы учитель преподавал так, как раньше, если образовательный процесс достигает своей цели: дети научены, счастливы, качество знаний высокое.

По словам директора Инженерно-технологической школы № 777 Веры Князевой, за «цифрой» не должно быть погони, так как цифровизация должна помогать получению качественного образования, развитию у детей навыков, полезных для реальной жизни. «С «цифрой» проще и быстрее сформировать персонализированный подход к ученикам, легче внедрить дифференцированное обучение, которое учитывает потребности каждого школьника, — отмечает Вера Князева. — При этом некоторые педагоги, чтобы сделать урок необыкновенным и насыщенным техническими средствами, максимально включают разнообразное оборудование в учебный процесс, но из-за этого содержание образования уходит на второй план. Мы всегда должны в первую очередь понимать, что нового дети узнали и изучили на уроке — цифровизация должна осуществляться в разумных пределах и быть инструментом для развития инженерных компетенций школьников. «Цифра» действительно во многом помогает решать задачи современного образования, но полностью переходить на цифровое образование, заменяя педагогов виртуальной средой, не разумно и не продуктивно».

Заместитель председателя Комитета по образованию Санкт-Петербурга Михаил Пучков, курирующий вопросы цифровизации, поддерживает в этом вопросе директоров школ. Он подчеркивает, что проблема в отсутствии не финансирования, а понимания, зачем нужны цифровые решения: «Здесь важно учитывать два направления цифровизации. Первое связано со школой как организацией, и здесь важны управление климатом, системы безопасности, энергосберегающие решения, электронные системы делопроизводства. Второе касается образовательного процесса — и здесь все сложнее: мы должны увидеть, что у одного и того же учителя при применении цифры класс демонстрирует лучшие результаты, чем без нее».

 

По словам Михаила Пучкова, один из вендоров провел такое исследование на своей онлайн-платформе и доказал результативность применения цифры в сравнении с контрольной группой, но его результаты еще необходимо верифицировать. «К тому же максимальный эффект достигается только тогда, когда выработана педагогическая методика. Если мы покупаем, например, электронные доски и цифровой контент с целью повышения качества образования, но не знаем, как их эффективно применять, как выстроить по-новому образовательный процесс, результата не будет. Нужно повышение квалификации учителей, чтобы они уверенно с педагогической точки зрения владели технологиями, которые поставляются в школу. Нельзя просто купить оборудование и ждать, что появятся результаты», — резюмирует Михаил Пучков.

На чужих примерах

Отметим, что те школы, представители которых участвовали в дискуссии, можно считать образцово-показательными: именно их ставили в пример, когда во многих учебных заведениях провалилось обучение в дистанционном режиме. В большинстве же районных школ таких решений нет — по крайней мере пока.

Так, в Президентском физико-математическом лицее № 239 еще в 2019 году провели учения по дистанционному обучению, есть классы робототехники, недавно школа увеличила парк компьютеров. А кроме того, там внедрена сквозная информационная система, регулирующая все стандартные процессы школы.

В школе № 777 создана инновационная образовательная среда, учебные кабинеты оборудованы системой ScriptoriUM [единая интерактивная мультипроекторная дисплейная система, предназначенная для повышения эффективности групповой работы – ред.], созданы классы виртуальной реальности, внедряются технологии дополненной реальности и 3D-моделирования. «Их активно используют учителя английского языка для проведения экскурсии на иностранном языке. Благодаря виртуальной реальности у школьников происходит полное погружение в локацию, которую они изучают. Также технология виртуальной реальности применяется на уроках истории, а дополненная реальность — в начальных классах для эмоционального вовлечения детей, — рассказывает заместитель директора по информационным технологиям школы № 777 Сергей Сидоркин. — Сейчас мы готовимся к реализации воспитательного проекта на базе иммерсивных технологий [совокупность технологий расширенной реальности (VR, AR, 3D), которые позволяют эмулировать физический мир с помощью цифровых виртуальных сред, создавая ощущение погружения – ред.], чтобы дети смогли понять и прочувствовать, как Петербург жил в годы блокады».

Представители бизнеса также назвали ряд проектов и технологий, которые уже работают и доказали свою эффективность. Александр Криницин считает, что сегодня мейнстрим — это умные доски и климатика, причем, они могут быть реализованы как единая система, а не самостоятельные, не связанные друг с другом решения. Такой проект уже запущен в одной из школ Москвы. Проект, по словам эксперта, доказал эффективность и работоспособность, так что его легко можно тиражировать на большое количество школ.

Юрий Бойко среди наиболее перспективных видит систему мониторинга образовательного процесса, которая позволяет в режиме реального времени видеть полную картину по основным показателям на уровне учителей, школы, муниципалитета, города и т.д. В Московской области, к примеру, такая система является элементом центра управления регионом.

Ольга Романова напомнила, что VR-решения сегодня используют уже даже в детских садах — детям это нравится, они готовы и дома их использовать. Технология позволяет вовлечь ребенка, так что школы вполне могут пойти тем же путем. Константин Ишмамедов убежден, что школам сейчас доступны все представленные на рынке ИКТ-решения — было бы желание их использовать.

В поисках помощи

Примечательно, что представители школ (по крайней мере тех, которые участвовали в дискуссии) не ищут помощи от Комитета по образованию или других госструктур: директора бы хотели, чтобы им просто не мешали — что купить и как использовать, они разберутся сами.

Бизнес же видит и другие возможности для содействия. Так, Юрий Бойко хочет, чтобы компанию пустили на рынок: он во многом монополизирован в конкретных регионах, поэтому других игрокам часто не дают даже продемонстрировать эффективность решений.

Ольга Романова говорит о необходимости уменьшить административные барьеры между ведомствами. Часто возникают процессы и идеи, которые затрагивают не только школьное образование, но и молодежную политику, здравоохранение, высшую школу, но договориться за одним столом со всеми вышеупомянутыми участниками порой очень сложно и идеи так и остаются идеями. Если бы это удалось изменить, многое можно было бы реализовать для родителей и детей более качественно, говорит эксперт.

Александр Криницин считает, что не мешало бы соблюдать прописанное в нормативных актах процентное соотношение локализованных и зарубежных решений. Сейчас на местах много перегибов: требуют внедрять только отечественные продукты. Такой подход, к сожалению, разрушает конкуренцию, что негативно сказывается на качестве отечественных решений и не дает результата в конкретных проектах.

Константин Ишмамедов отметил, что для цифровизации школ не хватает вовлечения так называемого «административного ресурса». Именно он помог бы решить и финансовые, и организационные, и все остальные проблемы, с которыми сейчас сталкиваются учебные заведения во всей стране.

 

Источник: РБК+

Исследование iTrend: зарплата для ИТ-специалистов — не решающий фактор при выборе работодателя

23 апреля 2024

Эксперты коммуникационного агентства iTrend провели исследование, в рамках которого проанализировали критерии выбора работы, а также медиапредпочтения более 300 высокоуровневых специалистов из крупных российских ИТ-компаний.

 

Команда iTrend начала работу с Институтом iSpring

19 апреля 2024

Институт iSpring — частный ИТ-вуз нового поколения. Он был основан в 2021 году в Йошкар-Оле российским предпринимателем и основателем международной ИТ-компании iSpring Юрием Усковым.

 

Вебинар РУССОФТ, iTrend и BiToBe: «Работодатель-as-a-Service: новая реальность привлечения ИТ-специалистов»

15 апреля 2024

23 апреля в 15:00 прошел открытый вебинар «Работодатель-as-a-Service: Новая реальность привлечения ИТ-специалистов»

 

iTrend: освоить маркировку интернет-рекламы можно только на собственном опыте

25 марта 2024

В феврале 2024 года в Москве прошла Конференция «Digital-коммуникации России». Организатор мероприятия – Ассоциация директоров по коммуникациям и корпоративным медиа России (АКМР). Эксперты конференции обсудили острые вопросы рынка digital, в том числе маркировку интернет-рекламы. Об опыте коммуникационного агентства в рамках перехода на работу по новым правилам рассказала Екатерина Саранцева, директор по развитию iTrend.

 

Медиалогия: iTrend – в ТОП-4 коммуникационных агентств по медиаиндексу за январь 2024 года

20 марта 2024

Коммуникационное агентство iTrend вошло в пятерку агентств, получивших наиболее высокий медиаиндекс по данным рейтинга «Медиалогии» за январь 2024 года. Компания заняла четвёртую строчку ранкинга, набрав 433,2 пункта МИ. Медиаактивность участников рынка оценивалась на основе анализа базы российских СМИ, включающей в себя более 88 тыс. источников — ТВ, радио, газеты, журналы, информационные агентства и Интернет-СМИ.

 
Все новости iTrend