15 сентября 2022

Реконструкция рынка: кто может стать поставщиком конструкторов в школы вместо Lego

С сентября модуль по робототехнике стал частью обязательной школьной программы в России. Для изучения этой дисциплины в школах, как правило, используют специальный конструктор. Основными его поставщиками были иностранные компании — датская Lego и американская VEX. Но после начала «спецоперации» на Украине они ушли с российского рынка. Forbes выяснил, что происходит на рынке образовательной робототехники сейчас и кто из российских компаний может занять место иностранных компаний.

В сентябре этого года вступили в силу новые федеральные образовательные стандарты (ФГОСы) для начальной и основной школы — то есть с первого по четвертый и с пятого по девятый классы. Если раньше изучать робототехнику дети могли только на специализированных кружках и факультативах, то теперь это направление становится частью обязательной школьной программы в рамках урока технологии, рассказали Forbes игроки рынка образовательной робототехники.

Для проведения таких уроков необходимо специальное оборудование, а именно робототехнический конструктор. До февраля 2022 года 80–90% рынка таких конструкторов в России занимали иностранные производители — датская компания Lego Group и американская VEX Robotics, утверждают собеседники Forbes. Но после начала «спецоперации»* на Украине обе компании ушли из России (сообщений об уходе VEX Forbes найти не удалось, но об этом сообщили несколько дилеров), освободив тем самым место в том числе для российских игроков. В связи с введением новых ФГОСов у них появился шанс стать поставщиками государственных школ. 

Forbes пообщался с производителями и дилерами робототехнических конструкторов и выяснил, как устроен этот рынок и есть ли перспективы на нем у российских аналогов Lego и VEX. 

Рынок спит

В отличие от привычного пластикового конструктора робототехнический имеет в своем составе контроллер и датчики. С его помощью ученики, обучаясь основам конструирования, могут собирать всевозможные движущиеся объекты. В комплекте к таким конструкторам идет и программное обеспечение, оно позволяет писать алгоритмы для роботов, чтобы те выполняли команды. 

Основными оптовыми покупателями роботизированных конструкторов и до введения новых ФГОСов были государственные и частные школы, в которых проводили специализированные кружки, а также независимые студии робототехники, говорит исполнительный директор компании — производителя робототехнических конструкторов R:ED Максим Сушков. Они получают конструкторы от производителей через дилеров. Госшколам средства на закупку оборудования выделяет государство, оно же, как рассказывает Сушков, определяет, каким техническим характеристикам должно соответствовать оборудование. Характеристики прописывают в инфраструктурных листах, на их основании образовательное учреждение объявляет тендер, в котором участвуют дилеры, объясняет исполнительный директор R:ED. 

По его словам, представленные на рынке конструкторы настолько сильно различаются по характеристикам, что составить инфраструктурный лист таким образом, чтобы под описание подходило хотя бы десять брендов, практически невозможно. Поэтому в итоге характеристики были рассчитаны только на лидеров рынка — Lego и VEX, их конструкторы и попадали в школы, говорит Сушков. По его словам, это приводило к тому, что 80% рынка образовательной робототехники занимали эти два игрока, остальное делили между собой китайские и российские производители. Годовой объем этого рынка Сушков оценивает в 50 млрд рублей.

Руководитель коммерческого отдела дилера «Просвещение-Регион» Валерия Волкова рассказывает, что до введения санкций компания поставляла в российские школы в основном европейское и китайское оборудование, а доля российских производителей составляла менее 10%. Похожей статистикой делится коммерческий директор дилерской компании «Рене» Иван Сорокин: по его словам, до февраля 2022 года до 90% поставок конструкторов в школы приходилось на Lego, 10% — на наборы китайских производителей.

Конструкторам зарубежных производителей — Lego и VEX — в закупках отдавала предпочтение и дилерская компания «Внешрегионторг», говорит ее основатель и генеральный директор Дмитрий Неткачев. Такое положение вещей он объясняет тем, что российские производители робототехнических конструкторов качественно уступают иностранным аналогам. О том, что российские производители робототехнических конструкторов отставали по качеству от зарубежных, говорит и Волкова. 

В июле Минпромторг добавил Lego в перечень товаров для параллельного импорта. В ведомстве уверили Forbes, что поставки Lego по параллельному импорту идут и наборы конструкторов для обучения уже есть в продаже. Но Сорокин из «Рене» уверяет, что параллельный импорт по Lego «пока не заработал».

С проблемами из-за ухода зарубежных производителей конструкторов дилеры и сами школы, впрочем, столкнуться не успели — благодаря запасам. По словам Неткачева из «Внешрегионторга», сразу после начала «спецоперации», предвидя уход Lego и VEX с российского рынка, компания увеличила закупки конструкторов. Текущих складских запасов компании, по его расчетам, хватит на год. О том, что конструкторы на ближайшее время уже закуплены, в беседе с Forbes рассказали руководитель кафедры искусства и технологии частной «Новой школы» Михаил Горшков и директор государственного лицея «Вторая школа» Михаил Случ. Сорокин констатирует, что «рынок пока спит и реализует остатки».

Сушков и Неткачев отмечают, что школы крупных городов в основном оснащены всем необходимым оборудованием для проведения занятий по робототехнике, и этих запасов с учетом износа хватит на один-два года. В отдаленных регионах России ситуация иная. По оценке Сушкова, совокупно в России порядка 50% школ не имеют необходимого оснащения для уроков робототехники. Он рассказывает, что складские остатки Lego, которые распродают дилеры, подорожали. И поэтому некоторые школы уже сейчас начинают искать альтернативы среди отечественных игроков. 

Forbes направил запрос в Минпросвещения, приказом которого были утверждены новые ФГОСы.

Фаворит президента

Сорокин и Волкова не раскрывают бренды конструкторов, которые рассматривают на замену ушедшим компаниям. По мнению президента Ассоциации участников технологических кружков Алексея Федосеева, в России уже есть сильные игроки, продукты которых руководители независимых кружков и кванториумов нередко предпочитали иностранным аналогам. «В дополнительном образовании есть множество задач, которые не решить с помощью конструктора Lego, подходящие решения были у отечественных конструкторов», — говорит эксперт. Он признается, что «недоумевает», почему российские решения не попадали к ключевым заказчикам — в школы. 

Заметными на рынке образовательной робототехники российскими игроками Федосеев называет «Трик», «Роббо» и R:ED. Определить их рыночные доли и оценить перспективы он затрудняется. Две последние компании, «Роббо» и R:ED, в числе относительно крупных российских проектов в сегменте конструкторов для образования, которые могут побороться за лидерство после ухода Lego и VEX, называет и Сорокин из «Рене». Однако он тоже не берется оценивать их позиции. 

«Трик» и «Роббо» существуют на рынке с начала 2010-х. А R:ED — сравнительно молодой игрок: компания работает в образовательной робототехнике с 2020 года. По данным СПАРК, выручка «Трик» за 2021 год составила около 31 млн рублей, «Роббо» — 199 млн рублей, R:ED — 17 млн рублей. «Роббо» и R:ED, помимо продаж конструкторов, развивают сети обучающих кружков для детей — «Роббо Клуб» и R:ED Lab.

В «Трик» на запрос Forbes не ответили. R:ED, как рассказал Forbes исполнительный директор компании Максим Сушков, — проект холдинга «Арман» Серикбая Бисекеева, который производит системы связи для промышленных предприятий. По словам Сушкова, за последний год компания оснастила порядка 150 школ в России, более 50 школ в Белоруссии, частную сеть клубов робототехники в Армении, а также заключила контракты со 200 школами Казахстана на 2023 год. При этом всплеска интереса заказчиков конкретно после 24 февраля компания не заметила, но ожидает его в ближайшие месяцы. 

Сам Сушков основными конкурентами R:ED, помимо «Трик» и «Роббо», называет компании «Роботрэк» и «Мгбот». При этом наибольшие его опасения связаны именно с «Роббо». По словам исполнительного директора R:ED, вторую неделю российские игроки «пребывают в состоянии паники», опасаясь, что «Роббо» может получить значительную часть рынка. Основанием для этих опасений послужили последствия июльского форума Агентства стратегических инициатив (АСИ) «Сильные идеи для нового времени», на котором основатель «Роббо» Павел Фролов представил свой проект Владимиру Путину. В результате 26 августа президент России поручил правительству России и АСИ поддержать «Роббо», оснастить наборами конструкторов школы и при необходимости вузы, а также содействовать развитию экспорта компании. 

Роббо-рост

Основатель «Роббо» Павел Фролов в беседе с Forbes рассказывает, что после форума его компания почувствовала повышение интереса к своему продукту. Он подчеркивает, что несколько регионов уже ведут переговоры о внедрении его конструкторов в школах «на уровне первых лиц» и рассчитывает полностью заместить продукцию зарубежных компаний. 

Фролов в индустрии технологий давно. С 2005 года он издавал ежемесячный журнал Linux Format о технологии открытого для разработчиков исходного кода (open source). А также был одним из первых в России дистрибьюторов комплектов программируемых микроконтроллеров Arduino и, по собственным словам, хотел, чтобы электронный конструктор стал частью образовательного процесса в школах. 

Вместе с командой Фролов перевел популярный визуальный язык программирования для детей Scratch на русский язык. В 2010 году одному из его сотрудников, Александру Казанцеву, пришла идея совместить устройство Arduino и язык программирования Scratch. Так появился простой робототехнических конструктор ScratchDuino (сейчас — «Роббо Лаборатория»), с помощью которого ребенок может сконструировать и запрограммировать робота. Через три года компания открыла первый кружок робототехники, а впоследствии стала развивать франшизу таких кружков.

Сейчас у компании есть несколько категорий клиентов: школы, куда «Роббо» поставляет наборы оборудования и методических материалов для проведения занятий по робототехнике, программированию и 3D-моделированию; франчайзи «Роббо Клуба» и родители. Фролов уверяет, что на оборудовании и по методологиям «Роббо» обучается более 100 000 детей в школах и кружках 31 страны мира. Он считает свою компанию лидером среди российских производителей робототехнических наборов для образования. А конкурентами — проекты Omegabot и «Орбикрафт».

Выручка «Роббо» в 2021 году выросла почти на две трети по сравнению с прошлым годом, рассказывает Фролов. Росту способствовали в том числе гранты: в течение 2021 года компания получила 20 млн рублей от Фонда содействия инновациям, 85 млн рублей от Российского фонда развития информационных технологий, 100 млн рублей от Минпромторга и еще 550 000 юаней (около 5 млн рублей) за победу в конкурсе Russia-China Competition в Нанкине. Последнюю сумму «Роббо» направила на открытие в начале 2022-го локального представительства в Китае.

По мнению Сушкова, «Роббо» сильна с точки зрения программирования: «Однако их продукт нельзя назвать в полной мере робототехническим, поскольку там отсутствует элемент конструирования». По методологии «Роббо» дети пяти–семи лет действительно не занимаются сборкой подвижных конструкторов, а осваивают основы кодирования на готовых роботах, пояснили Forbes в «Роббо». Однако дети старшего возраста начинают разрабатывать собственных роботов с нуля. 

«Китаезамещение» и симуляторы

Сушков считает, что одна из главных проблем на рынке сейчас — отсутствие «прозрачных принципов игры», то есть критериев, которым должны соответствовать робототехнические наборы для поставок в школы. Такими критериями, по его мнению, должны стать компетенции вроде навыков конструирования, которые формируются у ребенка в ходе занятий робототехникой. «Мы видим, что дилеры ищут альтернативы, видим готовность диалога. Но дилер не педагог, ему сложно оценить качество производителя. Они сравнивают российских игроков по ценам, складским запасам, производственным мощностям, раскрученности бренда. Но не по критериям того, какие компетенции у ребенка должны быть сформированы после изучения робототехники», — объясняет он. Из-за этого, по словам Сушкова, для игроков рынка остается загадкой, кому школы и дилеры отдадут предпочтение.

Федосеев из Ассоциации участников технологических кружков считает, что на рынке произойдет «китаезамещение» любой ценой» — появятся китайские клоны Lego или серый импорт из Китая. «Такие продукты не всегда дешевле [российских], но понятнее. Клон Lego не потребует ничего менять [в закупочной документации]», — говорит он. По его мнению, это может навредить отечественным игрокам. При этом переход на российские разработки Федосеев называет «очень важной и критической» в текущих условиях задачей. «Я очень надеюсь, что это произойдет, несмотря на инерцию всей системы и активность разработчиков из Китая», — говорит он.

Иван Сорокин из «Рене», напротив, считает, что больше всего перспектив сейчас у российских, а не у китайских производителей. «В реестр Минпромторга может попасть оборудование, которое имеет не менее 90% отечественных компонентов. А попадание в реестр дает огромное преимущество в госзакупках. Поэтому со временем китайского оборудования будет меньше», — прогнозирует он. В перспективы российских производителей верят и в самом Минпромторге. «С уходом такого крупного игрока как Lego, обладающего колоссальным лоббиским ресурсом, у российских компаний открывается окно возможностей, — говорят в ведомстве. — Сейчас наибольшее преимущество у тех производителей, которые на этом рынке давно, но выиграют те, кто сможет в ближайшее время максимально локализовать производство своих продуктов на территории России».         

Производители, однако, обращают внимание на то, что сейчас полностью произвести робототехнический конструктор в России невозможно. В частности, в России пока не производится электронная компонентная база, отмечает Сушков. Пока R:ED привозит необходимые компоненты из Китая и собирает их, создавая свою электронную плату. Часть комплектующих из Китая привозит и «Роббо», у которой есть производства в Санкт-Петербурге и Финляндии. Фролов согласен с конкурентом, что в России пока недостаточно развита компонентная база, например, нет подходящих «Роббо» диодов и резисторов. «Тем не менее в стране уже начали создавать микропроцессоры, контроллеры, есть компании, которые собираются выпустить аналоги Arduino и Raspberry PI уже в ближайшее время», — говорит Фролов. По его оценкам, доля российских компонентов у «Роббо» составляет 50%. Сушков оценивает аналогичный параметр у R:ED в 60%.

Еще одна проблема, которая может препятствовать росту рынка, даже несмотря на введение ФГОСов, — недостаточное финансирование школ, говорит Сушков. Он рассказывает, что в среднем робототехнический конструктор «живет» два учебных года, а позже требует либо ремонта, либо обновления. «На это нужны огромные суммы. У государства никогда не будет возможности оснащать школы с такой регулярностью», — признает он. 

Поэтому R:ED разрабатывает цифровой симулятор, который воспроизводит «всю физику работы с конструктором», то есть конструирование переносится в электронную среду. Выпуск пилотной версии намечен на следующий год. У конкурентов R:ED, «Роббо» и «Трик» такой симулятор уже есть. По мнению Федосеева, наличие такого продукта у компании может стать серьезным преимуществом, поскольку позволит удовлетворить потребности в обучающем инструменте для школ в отдаленных регионах России.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

 
Источник: Forbes

Приглашаем на конференцию для директоров по маркетингу и PR-руководителей ИТ-компаний 

5 июня 2024

На мероприятии встретятся директора по маркетингу и PR-руководители крупных российских ИТ-компаний.

 

Экс-редактор Comnews присоединился к команде iTrend

30 мая 2024

На позицию руководителя проектов коммуникационного агентства iTrend вышел Денис Шишулин – ранее многолетний выпускающий редактор издательской группы ComNews, одного из самых авторитетных ИТ-изданий в России. В iTrend Денис будет отвечать за стратегическое руководство ряда PR-проектов с ИТ-компаниями, оперативное взаимодействие со СМИ, координацию работы команд, а также за качество проектов, которыми руководит в агентстве.

 

iTrend — в числе топ-агентств России по версии «Рейтинга Рунета»

28 мая 2024

Опубликованы итоги ранкинга коммуникационных агентств от «Рейтинга Рунета–2024». iTrend занял лидирующие места в ключевых для агентства срезах — PR в ИТ-отрасли, SMM в ИТ-отрасли, PR и SMM на аудиторию b2b enterprise, PR-аналитика, PR первых лиц и др.

 

Исследование iTrend: зарплата для ИТ-специалистов — не решающий фактор при выборе работодателя

23 апреля 2024

Эксперты коммуникационного агентства iTrend провели исследование, в рамках которого проанализировали критерии выбора работы, а также медиапредпочтения более 300 высокоуровневых специалистов из крупных российских ИТ-компаний.

 

Команда iTrend начала работу с Институтом iSpring

19 апреля 2024

Институт iSpring — частный ИТ-вуз нового поколения. Он был основан в 2021 году в Йошкар-Оле российским предпринимателем и основателем международной ИТ-компании iSpring Юрием Усковым.

 
Все новости iTrend