14 февраля 2024

Не было бы счастья

Российская ИТ-отрасль имеет основания гордиться своим уровнем развития. Отечественные компании не просто выпускают продукты, востребованные на мировом рынке, но зачастую и лидируют в своих сегментах. Санкционная война укрепила позиции отечественных ИТ-компаний внутри страны.

Уход мировых гигантов с локального рынка, прекращение продаж и поддержки уже работающих систем могли бы стать катастрофой для ИТ-индустрии, но на горизонте двух лет оказались основательной предпосылкой роста. Выяснилось, что отечественные разработчики в состоянии быстро предложить работоспособные альтернативы иностранным продуктам, доминировавшим на нашем рынке, либо оказать техническую поддержку продуктов ушедших вендоров. А впоследствии – довести функциональные возможности своего ПО до уровня, на котором находятся признанные во всём мире лидеры.

Рассмотрим, для каких сегментов рынка отлучение России от западных технологий и ИТ-продуктов оказалось точкой роста, а для каких обернулось проблемами.

 

«Период доминирования западного ПО в России завершился»

Российский ИТ-рынок, безусловно, пострадал от последствий СВО, прежде всего санкционных. Но потери не такие серьёзные, как ожидалось. Аналитический центр TAdviser, оценивая итоги 2022 г., отмечал, что российский ИТ-рынок показал отрицательную динамику. Сокращение составило 5 процентов – до 2,1 трлн рублей. Учитывая титанический масштаб изменений в течение года, когда Россию массово покидали филиалы западных компаний и в полном составе перемещались в другие страны офисы российских, потери можно оценить как относительно минимальные.

По мнению президента НП «Руссофт» Валентина Макарова, «с началом СВО завершился длившийся около тридцати лет период доминирования “западного” ПО на российском рынке. Переход с решений западных вендоров ПО на отечественные аналоги растянется на годы».

Сильнее всего пострадали компании, специализирующиеся на поставках оборудования и на оказании ИТ-услуг (поставка техники и ПО, их обслуживание, разработка и внедрение информационных систем и т.п.). Бизнес первых просел на 25 процентов, вторых – на пять. Но есть и другие цифры. Российские ИТ-разработчики увеличили доходы на 35 процентов, а компании, специализирующиеся на информационной безопасности, – на 20 процентов. Наконец, аналитики считают, что по итогам 2023 г. общий объём ИТ-рынка России увеличится на 5–15 процентов, то есть как минимум отыграет потерянное из-за введения санкций. Только теперь выручка, значительную долю которой ранее забирали иностранные игроки (и которая, как правило, выводилась в офшорные юрисдикции), придётся на российские компании.

Общая позитивная оценка не означает, что российской ИТ-отрасли удалось полностью нивелировать последствия санкций. Насколько разная обстановка сложилась в различных сегментах рынка программного обеспечения, показывает пример, который приводит вице-президент по развитию продуктов группы компаний Yoonion Михаил Устинов. «Мы создаём два продукта: систему управления тестированием Test IT и систему управления совместной работой TeamStorm. Продукт Test IT на рынке с 2018 г., у нас более пятисот клиентов, и мы видим, что новые клиенты, которые ищут замену ушедшим вендорам, могут свободно переходить на наше решение без потери в качестве. Совершенно другая ситуация с системами управления совместной работой. Ушли зарубежные компании, занимавшие практически весь рынок. Это около пяти крупных вендоров, среди которых явно выделяется стек Atlassian. До февраля 2022 г. у них не было конкурентов в России. Ушедшие продукты создавались десятилетиями и заместить их за несколько месяцев невозможно, какой бы сильной ни была команда». Действительно, какие-то российские решения могут составить стопроцентную конкуренцию ушедшим продуктам, а в каких-то направлениях не реализован полностью даже базовый функционал – или реализован так, что продукт по факту заменой не является.

Крупным компаниям придётся пересматривать свой ИТ-ландшафт, построенный зачастую на решениях одного вендора и монолитных ИТ-системах, постепенно переходя на микросервисы и «лоскутное одеяло» приложений. Тенденция в целом позитивная: исключается зависимость от единственного вендора, общая политика по отношению к ИТ становится более гибкой, доступной для быстрых изменений.

 

ОС и базовое ПО: ВПК как драйвер «цифрового суверенитета»

Этот сегмент рынка программного обеспечения (ПО) в России можно назвать зрелым. Сложилась тройка лидеров, предлагающих свои операционные системы (ОС – и серверные, и для настольных ПК и ноутбуков) на базе открытого исходного кода. Речь идёт об Astra Linux, Alt OS и Red OS. Первая уже получила широкое распространение, прежде всего, за счёт поставок в силовые структуры, для которых выпускается специальная версия Astra Linux с усиленными средствами криптозащиты информации. Все три лидирующие системы (а ведь кроме них есть и другие российские операционные системы на основе Linux, такие, например, как UncomOS) разрабатываются уже несколько лет. Их создатели, Astra Group, «Базальт СПО» и «Ред Софт», постоянно выпускают обновления, формируют экосистемы вокруг своих разработок: сообщества разработчиков и прикладной софт.

В плане базового ПО показательно влияние санкций на российский ВПК. Ряд предприятий оборонки попали под них ещё в 2013–2014 годах. За это время они перестроились и встретили прошлый год с ИТ-ландшафтом, максимально свободным от проприетарных зарубежных ИТ-систем. Например, директор по ИТ судостроительного завода «Северная Верфь» (входит в ОСК) Альберт Рейх рассказал на конференции ITSMIR 2023, что тотальное импортозамещение послужило стимулом для перехода на следующую ступень цифровизации: пересмотрено большинство бизнес-процессов, цифровизированы новые задачи, на другой уровень перенесено взаимодействие различных систем. Обновлен и компьютерный парк: новые пользовательские рабочие места поставляются с предустановленной ОС Astra Linux (TAdviser). Абсолютному большинству крупного российского бизнеса этот путь ещё предстоит пройти.

 

Инфраструктурное ПО: «Не только через боль, но и через ампутацию»

Предложение различных платформ виртуализации ещё шире, чем в сегменте операционных систем. Но сегмент инфраструктурного ПО пока не сложился. Долгие годы здесь полностью доминировали иностранные вендоры: VMware, Microsoft, Citrix и другие. Заказчики предпочитали их решения и в силу популярности, и из-за практически исчерпывающей функциональности. Явным преимуществом решений мировых гигантов была их совместимость, по сути, со всем стеком прикладного ПО, используемого бизнесом.

Сегодня число успешных российских решений, предназначенных для виртуализации, перевалило за два десятка. Это – не просто большое, но избыточное количество для российского рынка. Но все разработки страдают общей болезнью: небольшое число операционных систем и приложений, совместимость с которыми подтверждена результатами испытаний. Отсюда – и выжидание заказчиков, которые не спешат отказываться от использования Hyper V и VMware. Например, директор по развитию бизнеса компании «Тринитис» Святослав Сорокин отмечает, что многие и коммерческие, и даже государственные заказчики продолжают работать на продуктах Microsoft и VMware: «Отсутствие этих компаний на российском рынке воспринимается как возможность получения бесплатного сервиса, а не как повод миграции на российские решения». О том, что средства виртуализации были сегментом, развивавшимся недостаточно активно, говорит и генеральный директор компании CorpSoft24 Константин Рензяев: «Отечественные системы виртуализации пока сильно уступают ПО недружественных стран. Здесь придётся пройти не только через боль, но и через ампутацию, чтобы начать использовать российское».

Разработки имеются. И дело – за компаниями, которые их предлагают. Им предстоят не столько технические, сколько административные усилия, направленные на коммуникацию с коллегами по рынку. Общими усилиями предстоит обеспечить совместимость своих продуктов.

 

Преуспеют наиболее зрелые компании, обладающие не только техническими, но коммуникационными и административными компетенциями.

 

После начала СВО многие заказчики в корпоративном сегменте прошли стадию отрицания и продвинулись вперёд в осознании необходимости работы с российскими вендорами. На рынке складывается непредставимая ранее ситуация, когда заказчики начинают вместе с вендорами работать над усовершенствованием продуктов и готовы инвестировать собственные ресурсы в разработку, ждать результата дольше, чем обычно, снижать требования к функциональности и производительности. Это касается не только виртуализации, но и всего стека информационных бизнес-систем (о них – ниже).

 

Офисное ПО и прикладные системы

Так же как и в сегменте операционных систем, в области решений для продуктивности (иными словами, офисных и смежных с ними решений) совсем недавно доминировал Microsoft. Но и здесь к моменту объявления санкций имелись зрелые и функциональные продукты российских компаний. И «Мой Офис», и «Р7 Офис» обладают всей необходимой функциональностью, чтобы заменить Microsoft Office без особых проблем, в том числе связанных и с преодолением повседневных привычек пользователей. «Microsoft Office уже не является безальтернативным продуктом. Например, “Мой Офис” и “Р7 Офис” массово приобретаются и используются пользователями как в личных целях, так и в корпоративных. Если на старте активного отказа от продуктов Microsoft в 2022 г. были сложности по части совместимости с другими программными продуктами – операционными системами, бизнес-приложениями, то сейчас вопросы почти закрыты и разработчики отечественных продуктов обязательно закладывают возможность взаимодействия с этими офисными пакетами», – комментирует Дмитрий Кичко, генеральный директор компании «Эдит Про» (Группа «Борлас»).

Примерно та же ситуация во многих других сегментах – инженерного ПО, средств резервного копирования и т.п. Однако не везде. Так, например, в области дизайнерских, издательских систем, решений для видеомонтажа корпорация Adobe была и остаётся безальтернативным монополистом, да и большинство любых других сервисов для дизайна, полиграфии и прочих задач визуального оформления, проектирования и т.д. прекратили работать с российскими пользователями. Адекватной замены нет.

«Ни одна страна в мире не обладает полным спектром технологий и продуктов, закрывающим все потребности всех отраслей и сфер деятельности. Это невозможно и в этом нет необходимости, – отмечает Александр Левашов, главный редактор аналитического центра TAdviser. – Да, в России серьёзные сложности с доступностью определённых классов ПО, в т.ч. дизайнерского, есть сформировавшиеся привычки и опыт использования наиболее популярных решений. Но если постараться, возможно найти альтернативы разной степени зрелости с открытым исходным кодом или продукты китайских и индийских производителей. Задача потребителей и поставщиков ПО – совместными усилиями выявить альтернативы и адаптировать, локализовать, доработать их до необходимого уровня».

Интересная ситуация сложилась с системами видеоконференций (ВКС). Российским разработкам мощный толчок придала пандемия, поэтому уход зарубежных провайдеров отечественный корпоративный сектор мог практически не заметить: развитые отечественные решения исчисляются десятками, и некоторые провайдеры предлагают пользователям не просто ВКС, а полноценные корпоративные офисные экосистемы, такие как Яндекс360 или VK WorkSpace. «Сегодня нет барьеров, мешающих использовать российские системы удалённых коммуникаций в качестве альтернативы зарубежным. По степени масштабируемости, удобству и наличию дополнительных опций они приближаются к лидирующим системам глобальных поставщиков», – отмечает Александр Тихонов, ИТ-директор компании SL Soft.

 

ИБ: «В зарубежные продукты вложены большие деньги»

Казалось бы, присутствие среди российских компаний таких лидеров ИБ, как «Лаборатория Касперского», Infowatch или Positive Technologies, позволяет заказчикам чувствовать себя в безопасности. Их решения хорошо известны во всём мире, зарекомендовали себя как надёжные инструменты, а российские вендоры давно превратились в мировые центры компетенций в области информационной безопасности. Однако, как подчёркивает генеральный директор компании «Смарт-Софт» Андрей Давидович, «совокупная доля иностранных вендоров до их исхода, по нашим оценкам, составляла 40–50 процентов. Сейчас же на долю иностранных продуктов приходится не более 15 процентов ИБ-рынка, а отечественные вендоры демонстрируют рост прибыли. Если говорить о более узком сегменте сетевой защиты, здесь позиции иностранных вендоров традиционно более сильные, но с уходом ведущей тройки – Cisco Systems, Check Point Software Technologies и Fortinet – и он ощутимо качнулся в сторону отечественных производителей».

По словам Давидовича, «явных сложностей с заменой иностранных продуктов на ИБ-рынке нет». Но «есть сегменты, в которых российские продукты не столь развиты, а выбор ограничен двумя-тремя вендорами. В частности, есть проблемы с высокопроизводительными межсетевыми экранами и средствами защиты АСУ ТП. Но появление зрелых отечественных решений в этих направлениях – вопрос ближайшего времени».

О недостатке предложения российских ИБ-решений говорит руководитель департамента информационной безопасности компании «Сиссофт» Дмитрий Ковалёв: «В большинстве случаев российские аналоги можно найти практически для всех видов ПО, однако всё ещё есть ниши, где таких решений недостаточно либо их возможности не полностью закрывают функции зарубежных аналогов, к которым бизнес успел привыкнуть. Например, это касается корпоративных DevSecOps-решений».

«В зарубежные продукты вложены большие деньги, и заказчики морально не готовы с ними расставаться. Дело не только в бюджетах: выстроены системы решений со своей логичной архитектурой. Просто так один импортный продукт не выкинешь и не вставишь наш. Скорее всего, необходимо перекраивать и заново перестраивать всю архитектуру ИБ. Поэтому заказчики ищут способы продолжать использовать зарубежные продукты», – комментирует Александр Галдобин, руководитель отдела по работе с вендорами ИБ компании МОNТ. Такая ситуация, по мнению эксперта, сохранится и дальше, большинство корпоративных игроков надеются: когда завершится открытая фаза геополитического противостояния, зарубежные вендоры в каком-то объёме вернутся назад. «Сейчас нам надо делать упор не на импортозамещение, а на импортонезависимость, доводить до ума наши решения – и тогда заказчики сами потянутся за ними», – считает Галдобин.

 

Бизнес-софт: переходим на «1С на стероидах»?

Наиболее сложный с точки зрения цифрового суверенитета сегмент рынка программного обеспечения – бизнес-системы и приложения. Как и в случае с информационной безопасностью, эта проблема не очевидна для тех, кто не погружён в корпоративные ИТ: продукты компании 1С получили в России широчайшее распространение, почему бы не использовать их в национальном масштабе? Но, несмотря на свою популярность и функциональность, решения 1С в первую очередь актуальны для небольших и средних заказчиков. Крупные предприятия всегда предпочитали ERP-системы иностранных гигантов, таких как SAP, Oracle и Microsoft. Бизнес-системы, в первую очередь ERP, играют роль ядра всей информационной инфраструктуры, которое определяет ИТ-ландшафт предприятия. Внедряя такую систему, компания получает отнюдь не только софт, а уникальную методологию управления бизнесом, в соответствии с которой выстраивается вся информационная архитектура. Именно для платформ разрабатываются собственные приложения предприятий, платформы обеспечивают работу информационных сервисов – и внутренних, и клиентских, тех же мобильных банковских приложений.

 

В некоторых случаях факт внедрения «правильной» ИТ-платформы даже может косвенно влиять на капитализацию публичных компаний – по крайней мере, такую точку зрения всегда продвигает маркетинг зарубежных вендоров.

 

И ещё одна очень важная особенность: бизнес-платформы формировались заказчиками долгие годы. Мало того что они чрезвычайно дороги сами по себе, заказчики вложили в их развитие астрономические бюджеты, сложно в одночасье отказаться от инвестиций. А вложения во внедрение и развитие новой системы тоже будут весьма велики.

«С точки зрения архитектуры имевшиеся в первом полугодии 2022 г. на российском рынке СУР-решения (системы управления ресурсами – 1С, «Галактика» и т.п.) удовлетворяют требованиям крупных компаний лишь частично, – отмечает Кирилл Семион, начальник департамента информатизации ОАО «РЖД» и руководитель АНО «Национальный центр компетенций по информационным системам управления холдингом» (АНО «НЦК ИСУ»). – Решения 1С цифровизируют работу более полутора миллионов организаций, однако даже самые масштабные клиенты 1С, на долю которых приходится наибольшее количество лицензий, используют сильно кастомизированные решения, созданные исходя из их потребностей. Как следствие, крупнейшие внедрённые решения 1С специфичны для конкретных компаний и не могут быть легко масштабированы в федеральном или отраслевом измерении».

В России хватает компаний, специализирующихся на внедрении и поддержке различных бизнес-систем. Многие из них накопили богатейшие компетенции в поддержке и развитии SAP и Oracle. Да и сами крупные предприятия обладают профильными департаментами, многие из которых не уступят по компетентности и квалификации специализированным ИТ-компаниям. В этих условиях отказаться от работоспособной (пусть даже лишившейся поддержки вендора) системы, вокруг которой строится и которой подчинена вся ИТ-архитектура бизнеса, рискованно.

Подчас возникают довольно неожиданные предложения относительно сохранения работоспособности систем ушедших вендоров. Так, директор по развитию сервисов поддержки ПО SAP RAMAX Group Алексей Порхачев предлагает создать единый центр технической поддержки и обслуживания, объединяющий оставшихся специалистов и способный обеспечивать поддержку и развитие как продуктов компаний, покинувших Россию, так и отечественного ПО и решений Open Source. Новую модель эксплуатации корпоративных ИТ-систем предлагается закрепить на законодательном уровне.

Немного в другом направлении идут госкорпорации: ещё в июне 2021 г. зампред правительства РФ Дмитрий Чернышенко в связи с отсутствием готовых рыночных продуктов, соответствующих требованиям крупных государственных и частных компаний, одобрил создание на базе холдинга «РЖД» Национального центра компетенций по импортозамещению СУР-систем. Ускорение, помимо ухода зарубежных вендоров, придали и иные факторы, в первую очередь запрет на использование иностранного ПО на объектах критической информационной инфраструктуры (указ Президента России № 166) – с 1 января 2025 г. органам государственной власти, заказчикам запрещается иностранное ПО на принадлежащих им значимых объектах критической инфраструктуры.

«Таким образом, холдинг “РЖД” совместно с партнёрами – Госкорпорацией “Росатом” и ПАО “Газпром нефть” – инициировали создание центра компетенций для целей разработки отечественного корпоративного “шаблона” СУР, которое будет отвечать как техническим, так и функциональным и, прежде всего, методологическим требованиям крупных корпораций, – комментирует Кирилл Семион. – Ключевыми задачами АНО являются вопросы методологического обеспечения, разработки стандартов функциональных характеристик, сертификации программных решений и определения приоритетов развития национальной СУР платформы вместе с производственным центром, который будет разрабатывать СУР-решения – платформу и корпоративный шаблон СУР. Мы разрабатываем методологическую основу, включая целевую архитектуру, для отечественной композитной системы управления ресурсами, прорабатываются технические требования к платформе 1С, реализация которых необходима как ответ на запрос развития СУР для крупных корпораций».

 

Аппаратное обеспечение

Максимально тяжёлая ситуация сложилась вокруг аппаратного обеспечения. Вспомним цифры потерь дистрибуторских ИТ-компаний, которые составили по итогам 2022 г. 25 процентов. Это серьёзный ущерб, который показывает ещё и сокращение поставок компьютерного оборудования в страну – и готовых устройств, и комплектующих. Последние становятся сегодня наибольшей проблемой.

Начиная с 1990-х гг. в России развивается сборка компьютеров и серверов. В стране достаточно компаний, располагающих необходимыми компетенциями, а в ряде случаев – и собственными сборочными линиями, которые позволяют выпускать самое разное оборудование от обычных настольных компьютеров до сложного сетевого оборудования. Но всё оборудование состоит из комплектующих, которые в России не производятся. К сожалению, решить эту проблему было крайне сложно и в 1990-е, и в нулевые, и в последующие годы. Сегодня и вовсе невозможно.

Для производства микрочипов необходимы три составляющие. Первая – дизайн-центры, проектирующие эти сложные устройства. Вторая – производственные мощности, оснащённые современным специализированным оборудованием. Третья – предприятия, способные корпусировать микроэлектронику, то есть превращать произведённые процессоры в чипы для дальнейшего использования при производстве сложных устройств. В России из трёх составляющих отсутствует одна – производство. К сожалению, она играет ключевую роль.

Программа импортозамещения началась уже девять лет назад. И несправедливо было бы сказать, что российская ИТ-отрасль не продвинулась по пути импортозамещения в области микропроцессоров. Россия – одна из немногих стран, где есть две компании, занимающиеся разработкой процессорной архитектуры: МЦСТ (процессорная линейка «Эльбрус») и «Байкал Электроникс» (процессорная линейка «Байкал»). Это – чрезвычайно сложная сфера деятельности, требующая высококлассных инженерных кадров, богатейших компетенций и, что не менее важно, возможности долгосрочного инвестирования в разработки – те самые «длинные деньги» (желательно «дешёвые»).

Результатом стал выпуск процессоров «Эльбрус» и «Байкал», для которых разработана элементная база, создано системное программное обеспечение, сконструирована архитектура компьютеров и серверов на базе этих процессоров. Более того, такие компьютеры к началу 2022 г. уже производились и использовались в ряде компаний. Но производством разработанных в России процессоров занималась тайваньская TSMC – один из немногих в мире производитель микрочипов. Санкции остановили производство и прекратили официальные поставки в Россию процессоров компаний Intel и AMD.

 

Единственной возможностью получить процессоры и микрочипы, основу любого компьютера, стал параллельный импорт, возможности которого ограничены.

 

Показательна статья, опубликованная в марте 2022 г. в журнале Forbes. В ней со ссылкой на неназванный источник утверждалось, что к осени Россия может столкнуться с дефицитом серверов, важнейшего вида оборудования, от которого зависит работоспособность и инфраструктур отдельных предприятий, и ИТ-инфраструктуры страны в целом, а также многочисленных сервисов, включая «Госуслуги». Мрачные прогнозы пока не оправдались. Благо сервер способен работать в круглосуточном режиме долгие годы, а накопленных на складах ИТ-компаний запасных частей, включая чипы, достаточно, чтобы поддерживать их несколько лет. Но оборудование нуждается в постоянном обновлении. И эту проблему приходится решать силами российских компаний и путём ввоза в страну комплектующих по параллельному импорту с его неустойчивыми цепочками поставок и резким удорожанием стоимости «железа».

Второй источник пополнения парка оборудования – поставки серверов, компьютеров, периферии и прочего из дружественных стран. Но возможности и тут не безграничны. Они связаны и с необходимостью наращивания объёмов производства предприятиями этих стран, и с возможностью вторичных санкций, которых власти и крупный бизнес партнёров, естественно, опасаются. Поэтому сегодня российские ИТ вынуждены существовать в условиях пусть не тотального, но ощутимого дефицита нового оборудования.

«Проблемы сохраняются в первую очередь на уровне аппаратного обеспечения и элементной базы, – отмечает Андрей Тимошенко, директор по стратегическому развитию компании Innostage. – Сюда мы относим производство собственных микросхем и микропроцессоров. Мировые разработки ушли на годы вперёд и догнать их в обозримом будущем не представляется возможным. Сейчас мы переориентируемся на продукцию из “дружественных стран”. Однако это временная мера, которая не добавляет независимости в сфере ИТ. Так, например, в связи с нехваткой необходимых вычислительных мощностей могут наблюдаться ухудшения качества услуг мобильной связи».

К ещё одной проблеме можно отнести повсеместное использование иностранных мобильных устройств, без которых невозможно вообразить современную жизнь. Мало кто ожидал, что иностранные производители программного обеспечения уйдут с российского рынка, но это произошло. Где гарантии, что наши мобильные телефоны в какой-то момент не превратятся в «кирпич»?

 

От импортозамещения к цифровому суверенитету

Если до 2022 г. программы импортозамещения вынуждены были осуществлять только государственные органы и бизнес-структуры с государственным участием, теперь с необходимостью внедрять российские решения столкнулись все. Это породило взрывной рост спроса и на российское ПО, и на оборудование, и на услуги специализированных ИТ-компаний. Ажиотаж на рынке, в свою очередь, стал серьёзным стимулом для российских компаний – разработчиков и поставщиков решений и услуг.

«Мы видим большой интерес к импортозамещению, – отмечает Святослав Сорокин, директор по развитию бизнеса компании «Тринитис». – Поддержка западных продуктов стала невозможна, а оборудование по параллельному импорту имеет запредельные цены». Эксперт считает, что импортозамещение у заказчиков, которые осуществляют закупки в рамках ФЗ-44, «в итоге будет тотальным, на 90 процентов. И это не наш уникальный российский путь, так работают везде. В области госкорпораций и особенно частного бизнеса замещение пойдёт медленнее. Но в итоге разница цен на “железо” сыграет на руку российским вендорам». А вот оценивая перспективы замещения ПО, Сорокин не столь оптимистичен. «Коммерческие заказчики не хотят уходить с лучших мировых решений и, пользуясь неразберихой и послаблением законодательства, продолжают заниматься пиратством», – говорит он, добавляя, что проблема пиратства – вопрос государственного регулирования.

Получения полного контроля над рынком ожидают и игроки сегмента средств информационной безопасности. Так, Андрей Давидович из «Смарт-Софт» считает, что «российские ИБ-производители смогут в среднесрочной перспективе забрать практически весь рынок. За 2–3 года существующие продукты российских вендоров возьмут основную часть освободившейся доли рынка, а недостающие решения появятся в перспективе пяти лет». А вот генеральный директор компании DатаРу (поставляет серверное оборудование и оказывает техподдержку) Роман Гоц говорит о неоднозначном отношении заказчиков к импортозамещению. Он приводит в пример ситуацию на рынке в 2022 году. В числе российских компаний «были первопроходцы, которые всё тестировали на себе, от ОС до средств разработки. Например, системные интеграторы сначала внедряли отечественные ИТ-решения внутри, а затем предлагали уже апробированные продукты заказчикам. Впрочем, параллельно многие из них продолжали использовать всё те же импортные технологии».

Но другие продолжали делать «выбор в пользу зарубежных технологий. В условиях глобализации ИТ-рынка компании привыкли использовать именно те продукты, которые наилучшим образом решают их текущие задачи и повышают конкурентоспособность. И обычно это импортные аппаратные и программные средства от международных поставщиков. Локальные продукты, которые долгие годы развивались в первую очередь для государственного сектора, часто обладают ограниченной функциональностью, не полностью удовлетворяющей требования корпоративного сегмента». Гоц резюмирует: «Поскольку тенденции на огосударствление ИТ-сегмента пока не наблюдается, рассчитываем, что импортозамещение останется на текущем уровне. В таком случае ИТ-отрасль и заказчики, не являющиеся объектами критической инфраструктуры и слабо подверженные указательному регулированию, продолжат использовать лучшие технологии – без привязки к стране их происхождения». Действительно, инициатива в области импортозамещения принадлежит не столько заказчикам, сколько системным интеграторам, компаниям, которые занимаются созданием и развитием ИТ-инфраструктур.

Руководитель департамента Data Insights компании-интегратора Navicon Павел Туровец говорит, что они «долгие годы работали преимущественно с глобальными вендорами ПО. В прошлом году, столкнувшись с их уходом из России, мы были вынуждены быстро адаптироваться к изменившейся ситуации. Запустили лабораторию импортозамещения, где тестировали отечественные продукты, которые собирались предлагать заказчикам, а также экспериментировали на себе – внедряли решения в свои бизнес-процессы и оценивали их эффективность». Активность принесла плоды: «Уже к середине прошлого года нам удалось сформировать стек импортонезависимых продуктов, наиболее полно закрывающих потребности отечественного корпоративного сегмента и востребованных среди наших клиентов. Так, для рынка BI это в первую очередь системы Дельта BI и Visiology, СУБД Postgres Pro, комплексные решения для построения платформ данных от Arenadata и Yandex Cloud. На рынке CRM можно выделить продукты BPMSoft и Elma. В сегменте ERP наибольший интерес со стороны клиентов вызывает продуктовая линейка 1С – особенно флагман “1С: ERP Управление предприятием”. Мы также начали рассматривать российские RPA, такие как Primo RPA – многие заказчики используют их для решения задач импортозамещения, например, автоматизации обучения пользователей работе с новыми для них системами».

По мнению Павла Туровца, отношение заказчиков к импортозамещению заметно изменилось. Во многом это связано с ограниченной функциональностью российских продуктов, которые «долго развивались под нужды государственных компаний». Это обстоятельство определяло их специфику: «Например, в системах аналитики совсем не предусматривались инструменты self-service (подход к анализу данных, ориентированный на конечного пользователя, который позволяет ему самостоятельно создавать аналитические отчёты, модели данных, визуализации и делиться ими с заинтересованными сторонами бизнес-процесса, не прибегая к помощи ИТ), а они востребованы в первую очередь со стороны крупных коммерческих заказчиков. Но со временем отечественные производители, которые смогли выйти из тени глобальных поставщиков и получили доступ к клиентам и инвестициям, стали вкладываться в развитие и расширение продуктовых линеек, и сегодня многие функциональные возможности зарубежного ПО можно так или иначе заместить российскими аналогами».

В свою очередь, заказчики обратили внимание на российские продукты. Этому способствует окончание сроков действия лицензий на западный софт, необходимость развития систем. Высокие требования заказчиков стимулируют российских разработчиков. Результаты отмечает и Дмитрий Ковалёв из компании «Сиссофт»: «Если летом 2022 г. компании были вынуждены использовать несколько отечественных продуктов для решения бизнес-задачи, которая раньше “закрывалась” одним продуктом, сейчас ситуация значительно улучшилась. Вендоры детально анализируют успешные внедрения и систематически обновляют версии своих продуктов».

 

Проходящий в ИТ-отрасли стремительный процесс замещения иностранных технологий можно считать в целом успешным.

 

Хотя и заказчикам, и представителям рынка приходится преодолевать множество ограничений, в первую очередь – в области аппаратного обеспечения. Но первоначальная цель программы в целом достигнута: информационные системы государственных органов и коммерческих предприятий не просто сохранили работоспособность, а получили новые возможности для развития.

Многие заказчики, инвестируя в замещение иностранных решений, одновременно стремятся вывести системы на новый уровень, расширить их возможности, заложить основу не для выживания, а для дальнейшего роста. Санкционное давление стало точкой роста не только для ИТ-отрасли, но и для ИТ-бизнеса. Сформированы условия, чтобы обеспечить стране не просто независимость от импорта, а определённый цифровой суверенитет, о необходимости которого давно говорит президент НП «Руссофт» Валентин Макаров. Он выделяет четыре принципа обеспечения технологического суверенитета:

  • Не только замена существующих импортных ИТ-решений на отечественные, но и обязательное создание технологий нового технологического уклада и их отработка в реальной жизни.
  • Необходимо смелее применять экспериментальные правовые режимы, формировать техническое и нормативное регулирование, пилотировать технологии, быстро их внедрять и не отставать от конкурентов.
  • Параллельно обеспечить кардинально новый уровень информационной безопасности, и в этой сфере Россия показала, что, несмотря на многократный рост кибератак после начала СВО, мы смогли выстоять и защититься, вся КИИ как работала, так и работает исправно.
  • Продвигать свои технические решения и стандарты на международные рынки. Сейчас открыто окно возможностей, и мы можем выходить на дружественные рынки. Нужно строить технологические альянсы с дружественными странами, в первую очередь со странами БРИКС.

 

С Макаровым согласен Андрей Тимошенко: «В целом перспективы цифрового суверенитета довольно хорошие. С точки зрения субъектности в области информационных технологий мы где-то в середине пути. Чтобы повысить уровень независимости в цифровой сфере, необходимо примерно до 2027 г. развить способность самостоятельно жить в условиях частичной блокады. Для этого должны быть полностью локализованы (частично это уже произошло) ключевые цепочки четвёртого и пятого “технологического уклада”. Будут развиваться современные военные и космические технологии. Развитие информационных технологий и их массовое внедрение во все отрасли является ключевым элементом развития. Направлениями, относящимися к ИТ, в частности, являются микроэлектроника, информатика и спутниковая связь. В них и будет происходить локализация для достижения необходимого уровня суверенитета.

К 2035–2040 гг. мы должны добиться состояния полной локализации всего, что относится к четвёртому и пятому технологическому укладу, и начать переход к шестому. Уже сейчас необходимо форсировать передовые исследования и разработки в области искусственного интеллекта, аддитивных технологий, суперкомпьютеров и квантовых вычислений. Новые достижения в этих сферах увеличивают уровень цифрового суверенитета в долгосрочной перспективе».

Автор: Павел Житнюк, Генеральный директор и соучредитель компании iTREND

Источник: Россия в глобальной политике

Команда iTrend начала работу с Институтом iSpring

19 апреля 2024

Институт iSpring — частный ИТ-вуз нового поколения. Он был основан в 2021 году в Йошкар-Оле российским предпринимателем и основателем международной ИТ-компании iSpring Юрием Усковым.

 

Вебинар iTrend «Работодатель-as-a-Service: новая реальность привлечения ИТ-специалистов»

19 апреля 2024

23 апреля в 15:00 пройдет открытый вебинар «Работодатель-as-a-Service: Новая реальность привлечения ИТ-специалистов». Организаторы — коммуникационное агентство iTrend, ассоциация РУССОФТ и консалтинговая группа BITOBE.

 

iTrend: освоить маркировку интернет-рекламы можно только на собственном опыте

25 марта 2024

В феврале 2024 года в Москве прошла Конференция «Digital-коммуникации России». Организатор мероприятия – Ассоциация директоров по коммуникациям и корпоративным медиа России (АКМР). Эксперты конференции обсудили острые вопросы рынка digital, в том числе маркировку интернет-рекламы. Об опыте коммуникационного агентства в рамках перехода на работу по новым правилам рассказала Екатерина Саранцева, директор по развитию iTrend.

 

Медиалогия: iTrend – в ТОП-4 коммуникационных агентств по медиаиндексу за январь 2024 года

20 марта 2024

Коммуникационное агентство iTrend вошло в пятерку агентств, получивших наиболее высокий медиаиндекс по данным рейтинга «Медиалогии» за январь 2024 года. Компания заняла четвёртую строчку ранкинга, набрав 433,2 пункта МИ. Медиаактивность участников рынка оценивалась на основе анализа базы российских СМИ, включающей в себя более 88 тыс. источников — ТВ, радио, газеты, журналы, информационные агентства и Интернет-СМИ.

 

iTrend: интерес деловых СМИ к ИТ вырос в 6 раз за последние пять лет

20 марта 2024

Эксперты коммуникационного агентства iTrend провели исследование, в рамках которого проанализировали, как менялся медиаландшафт в ИТ-индустрии в последние пять лет. В компании сравнили количество упоминаний крупнейших российских разработчиков и системных интеграторов в деловых СМИ и пришли к выводу, что об ИТ-компаниях стали писать в 6 раз чаще.

 
Все новости iTrend