13 августа 2019

«Цифра» в металле

Существенного повышения эффективности ведущие металлургические компании мира, в том числе и российские, сегодня ждут от цифровизации производственных и бизнес-процессов.

Прошлый год для мировой металлургии эксперты отрасли называют удачным. Рост производства стали составил 4,9%, всего было произведено 1803 млн т. Таковы данные компании Deloitte. Бенефициарами мирового роста стали китайские компании, объемы их производства выросли на 7,8% (в остальных странах мира — в среднем на 1,9%).

Российские металлурги совокупно в 2018 году выплавили 71,3 млн т стали, что на 0,8% меньше, чем в 2017-м. На шесть компаний-лидеров — «Евраз», НЛМК, «Северсталь», ММК, «Металлоинвест» и «Мечел» — приходится 89% этого объема. При этом экспорт плоского проката из России в 2018 году по отношению к 2017-му вырос на 10% в денежном выражении (при снижении на 3% в натуральном эквиваленте), экспорт труб — на 26% в денежном выражении (и на 15% — в натуральном).

Аналитики Deloitte прогнозируют: после двух лет опережающего роста спроса на сталь (который превосходил рост мировой экономики в целом) повышение процентных ставок, кредитные ограничения в Китае, торговые конфликты и циклическое замедление автомобильного сектора на развитых рынках уже в текущем году окажут негативное влияние на мировой спрос на металлургическую продукцию.

Цифровая реформа

В новом инвестиционном цикле глобальной черной металлургии особое место занимает цифровая трансформация. Именно на нее топ-менеджеры ведущих металлургических компаний возлагают самые большие надежды, желая максимально рационализировать производство и использование ресурсов — от природных до кадровых (см. интервью на с. 6).

Мировые добывающие и сталелитейные компании в ближайшие годы, вероятно, столкнутся с тремя взаимодополняющими трендами, которые будут снижать спрос на их продукты ниже прогнозируемого, говорит руководитель департамента «Природные ресурсы» компании Accenture Николас Гутьеррес: «Это постиндустриальная экономика, сокращение численности населения и повышение цикличности использования ресурсов». Чтобы адаптироваться к этим условиям, нужно получать дополнительные финансовые результаты, которые позволят инвестировать в запуск новых бизнес-моделей.

Здесь должна прийти на выручку цифровая трансформация. Алексей Леонтович, заместитель генерального директора SAP CIS, поясняет, что, во-первых, цифровые проекты помогают сокращать издержки и повышать эффективность производства, что очень важно в условиях высококонкурентного рынка и волатильных цен на сырье и готовую продукцию. «Во-вторых, цифровизация позволяет выводить на рынок новые бизнес-модели, а в отдельных случаях — полностью трансформировать свою деятельность», — продолжает эксперт. Потенциал этих изменений, по его мнению, очень велик. Согласно данным World Economic Forum, металлургическая и горнодобывающая отрасли за счет цифровизации к 2025 году могут получить совокупную выгоду в стоимостном выражении свыше $320 млрд. В стороне от этих процессов не может остаться никто, ведь это было бы угрозой и рыночной доле, и самому существованию компаний, констатирует Алексей Леонтович. «Инициативы по цифровой трансформации реализуют все крупнейшие компании отрасли. Если приводить примеры зарубежных компаний, то можно вспомнить проект компании Tata Steel «Завод будущего» или «Рудник будущего» корпорации Rio Tinto», — добавляет партнер, руководитель группы повышения операционной эффективности КПМГ в России и СНГ Елена Устюгова.

У глобальных компаний, начавших реализацию проектов цифровой трансформации, есть успешные примеры. Некоторые из них внедряют масштабные решения, которые уже помогли сократить затраты: речь идет о двухзначных цифрах в миллионах долларов или о росте производства на 5–20%. Тем не менее, как показывает исследование компании Accenture, такие случаи еще не мейнстрим. «Мы видим, что на данный момент лишь 20–22% глобальных промышленных компаний получают ожидаемую отдачу от цифровых инвестиций. Такие компании поощряют путь цифровизации «сверху вниз», внедряют облачные и платформенные технологии. Именно эти методы дают им преимущество, помогая масштабировать цифровые идеи на весь бизнес и создавать современную гибкую agile-культуру», — комментирует Николас Гутьеррес.

Российский вклад

Металлургия консервативна, и российский ее сегмент не исключение. «Согласно анализу ОЭСР, данная отрасль имеет средне-низкий индекс цифровизации (Digital Intensity). И конечно, в России и во всем мире металлургов обгоняют банковский сектор, телекоммуникации, ретейл», — говорит Елена Устюгова. При этом, по результатам исследования практик цифровизации в российских компаниях, которое КПМГ провела в конце 2018 года, в результате цифровой трансформации компании металлургической отрасли уже ожидают повышения производительности труда и сокращения затрат (такой вариант ответа выбрали 77% опрошенных руководителей). «Если проводить сравнение в рамках металлургической отрасли, то российские компании не отстают от международных конкурентов. В 2017–2018 годах большинство крупных предприятий реализовали ряд пилотных проектов и сформировали программы цифровой трансформации», — добавляет эксперт.

«Российские металлургические компании не отстают в части создания идей и прототипов для цифровой трансформации, более того, некоторые компании опережают развитие отрасли», — считает Николас Гутьеррес. Тем не менее, продолжает он, видно отставание в стадиях перехода от исследований к внедрению жизнеспособных решений в реальную производственную среду и последующего масштабирования с целью получить финансовые выгоды. Основные причины этого — отсутствие комплексного подхода к созданию «цифровой фабрики», конфликт между традиционными подходами в работе (в бюджетировании, закупках, безопасности) и современными agile-практиками, а также медленное внедрение облачных и платформенных технологий в производственной среде.

Александр Олейник, директор подразделения стратегии и операционной эффективности департамента консалтинга «Делойт» в СНГ, уверен, что опыт борьбы за эффективность, которой металлурги занимаются десятилетиями, поможет им и в проектах цифровой трансформации: «Абсолютное большинство металлургов начинают цифровизацию с набора разрозненных цифровых инициатив, направленных на отдельные функциональные улучшения. На опыте реализации этих инициатив, синхронизации с другими изменениями, сопоставления их своевременности и результативности обычно достаточно быстро приходит осознание необходимости стратегической согласованности подобных проектов и зарождается потребность в стратегии цифровизации».

Процесс уже пошел. К примеру, о разработке стратегии цифровой трансформации, которая будет реализовываться в 2020–2025 годах, не так давно заявила ММК. Другой пример — «Металлоинвест», где уже действует комплексная программа цифровой трансформации Industry 4.0, которая охватывает 18 функциональных направлений (от управления производством до бюджетирования и управления персоналом), а также создано единое унифицированное информационное пространство для всех предприятий компании.

Промежуточные итоги

Отраслевые аналитики Deloitte выделяют и другие, уже внедренные цифровые проекты отечественных металлургов.

В карьере Стойленского ГОКа начался пилотный проект внедрения системы позиционирования персонала. Система повысит уровень безопасности открытых горных работ, так как позволит своевременно реагировать на чрезвычайные ситуации за счет мониторинга и анализа действий персонала и работы оборудования. Система в режиме реального времени определяет местоположение работников в карьере, автоматически выдает сменные задания на выполнение работ и контролирует результаты. Она также предупреждает диспетчера о нахождении или приближении сотрудников к опасным зонам и нарушениях режимов эксплуатации оборудования.

«Последние глобальные исследования в металлургии показывают, что показатели здоровья и безопасности сотрудников улучшаются все медленнее. Это актуально и для российских компаний, если судить по их опубликованным отчетам о частоте производственных травм. Цифровизация же поможет компаниям вплотную приблизиться к нулевому уровню травм и смертей на производстве благодаря использованию трекинга, видеоаналитики, алгоритмов предотвращения несчастных случаев, дронов и роботов», — отмечает Николас Гутьеррес. Цифровые технологии позволяют, например, вывести обучение в области охраны труда и техники безопасности на новый уровень за счет решений на базе дополненной реальности (VR/AR), напоминает Елена Устюгова.

«Северсталь» запустила услугу компьютерного моделирования для внешних клиентов. Центр компьютерного моделирования посредством математического и компьютерного анализа производит расчеты характеристик изделий и оборудования, прочностные расчеты, определяет специальные свойства материалов. Используемые центром технологии также позволяют моделировать переработку и испытания материалов и выполнять проекты в области прокатки и правки, гидро— и газодинамики, трубного производства и штамповки. По сообщениям СМИ, компания начала реорганизацию, которая позволит ей быстрее адаптироваться под желания клиента: он должен получать не только сталь, но и решение своих задач. «Кроме того, «Северсталь» первой в России открыла интернет-магазин и в 2018 году продала через него около 2,5 млн т стали. Это почти треть общего объема продаж компании», — отмечает Алексей Леонтович.

В ММК внедрен первый программный робот, созданный специалистами центра компетенций RPA и инноваций ООО «ММК-Информсервис» на базе инновационной технологии RPA (Robotic Process Automation). Он разработан для организации эффективного взаимодействия коммерческой дирекции ММК с поставщиками металлолома. Робот обрабатывает входящую электронную почту от поставщиков, выполняет поиск по базам РЖД для проверки статуса отправки грузовых вагонов в адрес ПАО «ММК», информирует специалистов коммерческой дирекции о результатах проверки, формирует отчеты. «Проекты на базе искусственного интеллекта набирают популярность и в металлургической отрасли. Подобные роботы будут не только понимать сроки поставки и когда поступит оплата от поставщика, но и помогут прогнозировать необходимость ремонта оборудования, следить за качеством продукции, обеспечивать промышленную безопасность на производстве», — прогнозирует Алексей Леонтович. Роботизация рутинных операций в административных процессах — очень популярное направление сегодня, решения на базе RPA пилотируют или внедряют более 80% опрошенных КПМГ компаний, добавляет Елена Устюгова.

На горно-обогатительных комбинатах «Металлоинвеста» в последние годы применяются компьютерные технологии горного проектирования и геологического моделирования. Построена цифровая модель поверхности карьера, организована современная технология ее поддержки и обновления. Внедрены система Modular, позволяющая повысить производительность горной техники, и автоматизированная система управления буровыми работами, использующая высокоточное позиционирование буровых станков с помощью ГЛОНАСС. Для обеспечения визуального контроля производственных процессов и повышения уровня безопасности работ в карьере спроектирована система видеонаблюдения с построением оптоволоконных линий связи. Она позволяет удаленно контролировать проведение взрывов в карьере и использование техники на производственных участках.

В январе 2017 года начал работу многофункциональный общий центр обслуживания (МФ ОЦО)  — ООО «Металлоинвест корпоративный сервис» (МКС). В МКС консолидирован ряд функций, таких как бухгалтерский, налоговый учет и отчетность; кадровое администрирование и расчет заработной платы; казначейство; сопровождение закупочной деятельности; юридическая поддержка; экономическая безопасность. В МКС активно идет процесс автоматизации, сообщили в компании. Он включает создание автоматизированной системы учета первичных документов (АСУПД) и автоматизированной системы учета рабочего времени. АСУПД позволяет снизить трудозатраты на обработку первичных документов. Система учета рабочего времени выявляет «узкие» места в загрузке сотрудников. В 2018 году завершена вторая очередь проекта, в рамках которой подключена система автоматического ввода и распознавания документов, интеграция с учетной системой SAP ERP. В текущем году планируется роботизировать порядка 40 бизнес-процессов по всем направлениям деятельности МФ ОЦО.

«Цифровизация и автоматизация традиционно дают значительный и экономически обоснованный эффект во многих обеспечивающих металлургическое производство секторах, таких как транспортная и складская логистика, энергетика, закупки», — объясняет Александр Олейник.

Что дальше

На основном металлургическом производстве главными технологиями очень скоро будут аналитика больших данных (согласно исследованию КПМГ, проекты на базе big data уже пилотируют или внедряют 67% российских представителей отрасли), искусственный интеллект, решения на базе IoT. Они позволят увеличить выпуск готовой продукции за счет оптимизации технологических режимов и сократить расход материалов при стабильном качестве продукции, снизить уровень брака, повысить доступность оборудования за счет перехода на предиктивное обслуживание и ремонты, считает Елена Устюгова.

По ее мнению, большой потенциал повышения эффективности производственных циклов также имеют автономные машины (например, самосвалы и мобильные буровые, уже внедренные корпорацией Rio Tinto). Их повсеместного распространения стоит ожидать в ближайшие годы, добавляет эксперт.

Повышенный спрос на «цифру» и далее сохранится при роботизации процессов (RPA), использовании искусственного интеллекта (AI), предсказывающей аналитики (Predictive analytics), виртуальной и дополненной реальности (VR/AR), считает Александр Олейник. Одновременно с этим учет клиентского опыта (Customer experience) и мультиканальные продажи и площадки (Omni-channel, Market place), которые подвергаются массированной цифровизации в других отраслях, в металлургии будут развиваться не столь интенсивно. «Пока у металлургов на первом плане совершенно иные приоритеты», — резюмирует специалист.

Источник: РБК

Российский сервис «N3.ОДЛИ» включен в международный реестр ИТ-решений для цифрового здравоохранения

5 декабря 2019

Сервис «N3.ОДЛИ», разработанный компанией «Нетрика», стал первой российской региональной информационной системой в сфере здравоохранения, которая была включена в официальный реестр ИТ-решений для цифрового здравоохранения международного сообщества HL7 FHIR®. «N3.ОДЛИ» используется для автоматизации обмена данными лабораторных исследований в рамках Федерального проекта по созданию единого цифрового контура в здравоохранении на основе ЕГИСЗ.

 

«Системный софт» перевел ГлавУпДК при МИД России на операционную систему Astra Linux

5 декабря 2019

Компания «Системный софт», центр экспертизы в области программного обеспечения, завершила в ФГУП «Главное производственно-коммерческое управление по обслуживанию дипломатического корпуса при Министерстве иностранных дел Российской Федерации» пилотный проект по импортозамещению операционной системы на серверах ЦОД, систем виртуализации и информационной безопасности. В качестве альтернативы зарубежному ПО были выбраны решения Astra Linux, разработанные российской компанией «НПО РусБИТех».

 

Accenture и SAP развивают облачное решение для энергетики

4 декабря 2019

Компании Accenture и SAP объявили о разработке совместного инновационного решения для энергетики, которое поможет обеспечить переход к современным и надежным практикам энергоснабжения и улучшить клиентский опыт.

 

В Екатеринбурге определили победителей первой Олимпиады Кружкового движения НТИ.Junior для школьников

3 декабря 2019

Победителей финала Олимпиады Кружкового движения Национальной технологической инициативы (НТИ).Junior, которая является одним из проектов президентской платформы «Россия — страна возможностей», определили в Екатеринбурге. В заключительном туре соревнований приняли участие 55 школьников 5–7 классов по трем направлениям: «Технологии для среды обитания», «Технологии для виртуального мира», «Технологии для мира роботов».

 

Accenture получила премию «Woman Who Matters» за исследование об инклюзивности

3 декабря 2019

Исследовательский проект Accenture «Getting to Equal 2019», посвященный важности разнообразия в рабочих коллективах, принес компании премию «Woman Who Matters 2019» в категории Diversity & Inclusion («Разнообразие и инклюзивность»).